Пенсионная реформа и новое крепостное право

05.08.2018

 

Очень интересный взгляд на пенсионную реформу у блогера «malenkij_jo», «в миру» известного как Антон Инюшев.

 

О предстоящей пенсионной реформе за последние дни говорилось так много, что, пожалуй, ничего нового и не скажешь. Но я все-таки попробую.

 

Третье крепостное право

Многие эксперты отмечают, что эффективность предстоящей реформы зависит от того, будет ли она дополнена другими социально-экономическими преобразованиями. Очень важной, в частности, является проблема трудоустройства людей предпенсионного возраста. Уже сейчас россиянам после 50 лет очень сложно найти работу. (Будем честными, вообще-то с подобными трудностями люди начинают сталкиваться еще раньше – с 40, а то и с 35 лет). После повышения возраста выхода на пенсию заметно увеличится число лиц старшей возрастной категории, которым на пенсию еще рано, а работу найти очень и очень непросто. Их и без того тяжелое положение на рынке труда ухудшится еще сильнее.

Эксперты часто отмечают данную проблему. Однако, говоря «А», они редко говорят «Б». Людям предпенсионного возраста будет сложнее найти достойную работу, это понятно. Но на что станет похожа ситуация, в которой окажутся трудоустроенные россияне возраста 50+? А похожа она будет на новое крепостное право.

Люди старшего поколения будут понимать, что, уволившись со своего места работы, они, скорее всего, не смогут больше нигде устроиться. А до пенсии, напомним, еще далеко. Страх потерять работу (и, следовательно, источник средств к существованию) заставит пожилых людей держаться за свои нынешние должности руками и ногами. А работодатели будут этим пользоваться.

Сотрудникам старше 50 лет станут задерживать зарплату, иногда – урезать зарплату. Их будут нагружать дополнительной работой, навязывать им дополнительные обязанности – естественно, безо всякого повышения оклада. Их будут просить: потрудитесь сверхурочно, поработайте во время выходных и праздников, возьмите работу на дом. Им станут поручать самые идиотские задания, самую грязную работу. На них будут постоянно орать, топать ногами; может быть, их станут оскорблять. А сотрудники, которым за 50, все это станут терпеть. Потому что страшно потерять работу. Начнешь возражать, отказываться от несправедливо навязываемой работы, требовать выплачивать зарплату аккуратно, или даже жаловаться на начальника – уволят. Не сейчас, так чуть позже. Работодатель найдет, к чему придраться.

Да что там задержки зарплаты, это мелочи. Некоторые руководители, возможно, захотят ввести для своих пожилых сотрудников телесные наказания. Ставить на горох, сечь розгами. И большинство работников будут это терпеть – молча, не жалуясь. Потому что страшно остаться без работы, и стыдно перед людьми, что дошли до жизни такой.

Тут можно возразить: «Ну, какое же это крепостное право? Пожилые работники все-таки могут в любой момент уволиться от непорядочного руководителя». Да, но, теоретически, и крепостные крестьяне XIX века могли сбежать от своего барина. Вот только после этого их ждала либо жизнь в постоянном страхе, либо каторга, либо поимка и возвращение к ненавистному хозяину.

У будущих россиян предпенсионного возраста перспективы не намного лучше. Если тебе за 50, то работодатель обычно даже не смотрит твое резюме – видит возраст и откладывает листок в сторону. Конкуренцию с молодежью выиграть почти нереально – всем нужны «молодые и активные». А после пенсионной реформы даже в своей возрастной нише «50+» конкурентов станет значительно больше. Соискателей предпенсионного возраста на рынке труда ждут в основном отчаяние и чувство бессилия. (Исключение составят специалисты редких профессий с очень хорошими навыками – они, скорее всего, не пропадут).

Практически полное бессилие наших профсоюзов добавляет еще один мазок в эту картину безысходности.

Россияне старшей возрастной категории уже сейчас крайне уязвимы на рынке труда. После пенсионной реформы их тяжелое положение вполне может ухудшиться, перейти на качественно новый уровень. Работодатели действительно могут почувствоваться себя «барами» и «сеньорами». А людям за 50 останется надеяться лишь на то, что им попадется «добрый барин», который не станет их унижать и третировать без нужды. И, конечно же, буйным цветом расцветет семейственность, непотизм и устройство на работу «по знакомству» (как будто сейчас нам этого мало).

Острословы ХХ века расшифровывали аббревиатуру ВКП(б) как «второе крепостное право (большевиков)». По-видимому, в ближайшем будущем нас ждет «третье крепостное право».

Вне всякого сомнения, российское Правительство осознает данную опасность, нависшую над работниками предпенсионного возраста. Власти вроде бы даже обещают принять меры. Но пока от них не поступило четкого и однозначно успокаивающего ответа на вопрос: «Как будут защищать россиян предпенсионного возраста на рынке труда, как можно усилить их позиции?»

Например, Министра труда и соцзащиты РФ Максим Топилин вообще не видит здесь особой проблемы. В своем недавнем интервью «Известиям» он заявил, что люди, которые работают в 60-65 лет, конкурентны на рынке труда. А если их будут увольнять, так что ж – такое может произойти с человеком любого возраста.

«Если риски возникнут, будем связываться с работодателями», – пообещал Топилин. Звучит грозно.

 

Разрушение основ

Базовая ошибка наших реформаторов состоит в том, что они преобразуют пенсионную систему слишком часто. А ведь пенсия должна быть одной из основ стабильности общества.

Жить в современном мире – все равно, что вести свой корабль сквозь бурю с постоянно меняющимся ветром. Забросить тебя может куда угодно. Однако при этом ты знаешь, что в определенный момент течение вынесет тебя к острову под названием «Пенсия». Не сказать, что это райское место, но условия вроде бы вполне сносные. Там можно будет спокойно провести остаток дней, когда устанешь бороться с волнами.

Однако наши реформаторы с упорством, достойным лучшего применения, раз за разом лишают россиян даже этой невеликой стабильности, даже такой скромной гавани.

В 90-е годы произошел первый шок – гиперинфляция обесценила пенсии до нищенского уровня. Из-за общей неразберихи люди легко могли потерять часть своего стажа. Ни о какой уверенности в будущем в то время и говорить не стоило.

В новом веке ситуация вроде бы начала выправляться. В начале 2000-х реформаторы разделили пенсию на базовую, страховую и накопительную. Все это подробно разъяснялось населению: в газетах и на телевидении размещалась социальная реклама, рисовались 3 квадратика со стрелочками, будущим пенсионерам «разжевывали» каждый непонятный момент. По квартирам граждан начали расхаживать подозрительные личности, предлагающие заключить договор именно с их негосударственным пенсионным фоном. Усилий было потрачена масса.

Однако до 2012 г накопительная часть вообще не назначалась, а с 2014 г. Правительство заморозило накопительную пенсию. Заморожена она до сих пор. Схема из 3 квадратиков оказалась не у дел.

В 2015 году была введена система баллов, по которой должна начисляться пенсия. Опять – куча усилий, потраченных на разъяснения, изобретение различных «калькуляторов пенсии», многочисленные статьи в газетах «Как рассчитать свою пенсию» и пр. Люди только-только начали что-то понимать. Но в 2018 г. нам объявили: от балльной системы, вероятно, будут отказываться.

А в середине июля Дума должна рассмотреть вопрос о повышении пенсионного возраста. Реформаторы «поиграли» с формами, теперь решили «поиграть» со сроками.

И главное – совершенно непонятно, когда и чем закончатся эти преобразования.

В результате мы имеем не только растущее раздражение населения от постоянной смены правил игры. Мы имеем целое поколение относительно молодых людей, которые вообще не думают о пенсии, никак не готовятся к ней. А зачем? Начнешь сейчас загадывать на будущее, а через год объявят об очередной реформе, и все планы пойдут прахом. У представителей этого поколения все разговоры типа: «Позаботься о своем будущем заранее, ведь пенсия не за горами», вызывают только смех. О чем заботиться? Может быть, пенсию лет через 10 вообще отменят.

Постоянные малопонятные реформы пенсионной системы разрушают у россиян уверенность в будущем, а также заставляют подозревать Правительство в нечестной игре. И это никак не способствует стабильности в нашем обществе.

Несмотря на все негативные последствия предстоящей реформы, она, вероятнее всего, вскоре будет проведена. Президент РФ Владимир Путин обладает на сегодняшний день достаточно сильными позициями, чтобы провести даже такое непопулярное преобразование. (Да, пропаганда сейчас старается представить дело так, что лично Президент не имеет отношения к данной реформе, что ее готовит Правительство. Но эти заверения звучат неубедительно: без «благословления» Путина никто бы, конечно, не начал таких масштабных изменений социальной сферы.) Владимир Путин недавно победил на выборах с очень хорошим результатом. Его рейтинг по-прежнему высок. Да, народная поддержка действий Президента может понизиться (она уже понизилась), но вряд ли это снижение станет носить обвальный характер. А небольшую потерю в рейтинге Путин сейчас вполне может себе позволить. Что будет потом – другой вопрос.

Пенсионная реформа продолжится, но это вовсе не значит, что выражение общественного недовольства и народные протесты бессмысленны. Очень может быть, что все эти митинги и дискуссии помогут скорректировать план преобразований, дополнить его компенсирующими законами и правилами. Возможно, в своем итоговом варианте пенсионная реформа принесет больше пользы, чем вреда.

Comments