Год без революции

26.11.2018

 

В минувший год, год столетия Великого Октября, правящий класс сделал много. Не для празднования этого эпохального юбилея, хотя в планах, включая планы Минкульта, и значилась такая статья расходов, – класс сделал много для оправдания своей, нынешней, реваншистской буржуазной власти. Оправдания в прошлом, чтобы укрепиться в настоящем. Обратите внимание, как была выбрана Путиным дата открытия «Стены скорби» на проспекте Сахарова! 30 октября 2017-го, незадолго до 7 ноября – «чтобы помнили», чем закончилась «ихняя» революция! Ведь социализм – это репрессии, это притеснение инакомыслящих, а значит и тех, кто за частную собственность. Железная «стена скорби» прикрывает целый квартал тесно связанных с «питерскими» офисов: СОГАЗ, банк «Россия»… Освободивший от ужасов социализма весь советский народ, правящий класс нефтегазовых олигархов, – даровал народу место, где можно потужить о жертвах социализма. И это не единственный «подарок» власти трудящимся к столетию Великого Октября.

За год до этого в Ленинграде, колыбели той самой революции, память и понимание которой всячески пытается затоптать правящий класс, была открыта мемориальная доска царского генерала Маннергейма – сам Путин, конечно, не отважился её открывать, отправил «пехоту» – Мединского, Иванова, Чурова. Ленинградцы быстро дали понять, что доске не место в городе трёх революций, и Путин был вынужден припрятать доску в Царское Село, «показательно» понизить своих пехотинцев в должностях и доверии – всех, кроме Мединского. Тотчас тот попытался взять реванш установкой мемориальной доски Колчака в Ленинграде же – но и она не продержалась долго. Однако где не прошла «питерская инициатива», там ранее проскакал в Москву конный Николай Второй, тот самый, с 1905-го памятный как Кровавый. Заметим, что объект, на который была водружена доска Маннергейма – принадлежит Минобороны.

Так вот, Минобороны – знаете, почему так нагло действовало в 2016-м? Потому что в декабре 2014-го, в год победы Евромайдана, который отколол Украину от России, – Шойгу «успешно» открыл памятник Николаю Второму на Фрунзенской набережной. То есть не ему одному, конечно, а всей Империалистической войне, в которой, в отличие от Ленина, Шойгу нынче считает, что «скульпторы увековечили память наших отцов и дедов, память всех тех, кто положил свои жизни во имя свободы и независимости Отечества». То есть проигранная этим самым Николаем Вторым Империалистическая война трактуется нашими нефтегазовыми империалистами отныне как война за свободу отечества, наравне с Великой Отечественной! От кого и когда защищали «отечество» царские войска – любопытно узнать? Или это не царская Россия первой прошлась огненным сапогом по Австрии и Германии, а потом уже отступила «защищать отечество» – правда, тогда это называлось «защищать славянство»?

Примеров того, как монументальной пропагандой власть-воровка втемяшивает населению свою полезность и неизбежность – конечно, больше. Но нам важна была именно подготовка к 100-летию Октября. «Питерские» давно не держат нейтралитета в заявленной ими же стратегии коллективно «быть президентом всех россиян». И не в памятниках, символизирующих и определённый строй, и его политику, тут дело.

Наблюдая, как его «прививочки» терпит многомиллионное население РФ, нынешнее малочисленное население Кремля, уже после полностью проигнорированного 100-летия Октября – начало наступление не на символы, но на то, что лежит в базисе, на то, что именно было завоёвано Октябрём. Пока это – пенсионный возраст, конституционная норма, которую не посмел вымарать даже Ельцин, даже на крови им же расстрелянного Верховного Совета РСФСР. А вот Путин – смог! Ведь народ, который терпит символы царизма в столице своей страны – наверное, стерпит и реформы, отменяющие завоевания Октября? И пока терпит трудовой народ, лишь доказывая своим долготерпением, что власть как была с 1991-го не в его руках, обеспечивая лишь стабильное его вымирание, так сейчас всё дальше… Зато долларовых миллиардеров в стране с каждым годом всё больше, а трудовых прав всё меньше.

Тенденция не просто наступления буржуазии, а её наглейшей диктатуры – железная. Однако находится особый род долготерпцев и коллаборационистов, которые оправдывали как первые шаги силовигархии по централизации власти ресурсов в своих руках (мол, и «дело ЮКОСа», и прочее «питерское» рейдерство, это же на благо общества – крепкое государство!), так и явное наступление на права рабочего класса широким фронтом реформ на нынешнем сроке Путина. Имя этим мелкобуржуазным предателям всех трудящихся – государственники. 8-часового рабочего дня, завоёванного Октябрём – считайте, уже нет, как и пенсионного возраста, – наплевав на конституцию по примеру президента, многие буржуи официально ставят рабочий день 12 часов в объявлениях о найме. Кто-нибудь пробовал их судить за попрание норм конституции? Нет! Подписавший такой договор пролетарий – он ведь тоже соглашается, что конституции в стране нет. Есть голый произвол буржуазии, лишь в целях её прибыльного бытия оформляемый законами.

«Вас тьмы и тьмы?» – словно спрашивал с телеэкрана Путин, уговаривая «отнестись с пониманием» к ограблению пенсионных накоплений миллионов. Ну, так вот – плевали мы и на ваши «тьмы» своей реформой жизни большинства ради меньшинства, и вдобавок продолжим навязывать вам тьму невежества дальнейшей пропагандой того, что было «утрачено» в Октябре 1917-го! Государственники счастливы такому обороту событий – их бесконечная преданность любому государству (точнее, Государю), заставила петь, пока пенсионную реформу лишь «пропагандировали» летом, откровенно петушиные трели.

Расклад сил такой, что кажется – советского, социалистического века-то как и не бывало. Какие-то артефакты социализма ещё попадаются, – централизованное отопление, электроснабжение (хоть порубленное Чубайсом РАО ЕЭС, но ведь оно – детище ГОЭЛРО), бесплатное образование. Но судя по оптимизированному бесплатному здравоохранению (подменённому давно страховым – что не одно и то же), тут наступление буржуазии будет продолжаться до полной коммерциализации всех сфер «социалки», до окончательного расчленения и приватизации завоеваний Великого Октября. Логика социального регресса уж такова – либо в одну, либо в другую сторону, и «если ты не с одним классом, значит, с другим» (Джон Рид, «Десять дней, которые потрясли мир»).

Чем может ответить такому наглому и планомерному наступлению правящей буржуазии авангард рабочего класса? Близок ли он хотя бы самому себе, а значит и своей классовой базе? Едва наметившаяся тенденция объединения до неприличия бесчисленных и малочисленных компартий на базе ОКП – вселяет некоторые надежды, но пока эта тенденция не станет контрнаступлением пролетариата на правящих эксплуататоров, её существенность будет сильно принижаться всеми скептиками, и не без оснований. Всем сознательным силам, стоящим на стороне прогрессивного рабочего класса, всем революционным коммунистам, нужно сцепиться локтями сейчас – потому что завтра реакционная машина Регресса под управлением «питерских» боголюбцев объединит их в ином качестве, в месиве репрессий. Поводы найдутся.

Великий Октябрь доказал всему миру, что технический прогресс (фетиш либералов) есть лишь следствие социального прогресса. Что то же самое метро – не поедет в сословном обществе, что любая технически обеспеченная свобода – есть не право и тем более не врождённая привилегия индивида, но завоевание всего общества, является результатом труда коллектива и коллективом же непрерывно обеспечивается. Можно любоваться айфоном в руках столичных счастливчиков и даже гастарбайтеров, но это не отменяет того, что родина гастарбайтеров, прежде имевшая колхозы и индустрию – лежит в руинах, там царствует неофеодализм. Для того и нужны нам советские масштабы, чтобы соотносить локальный, ничтожный и усиливающий эксплуатацию «прогресс» в зоне централизации капитала – и тотальный социальный регресс (технический – его следствие), который охватил большинство республик СССР. Без социального равенства не живёт и «суммарный» прогресс.

Вторая социалистическая революция, только она сможет вернуть трудящимся не локальной России, а всего СССР – и сам СССР географически (хотя и это будет следствием), и все социальные завоевания Октября, что планомерно вытесняются буржуями из конституций и жизни «дорогих россиян», украинцев, казахов, узбеков, эстонцев, литовцев… Вы сами знаете, на сколько одиноких и социально бессильных имён распался Советский народ, субъект Истории. Собрать блудных сынов в силах только исторический «папа» – пролетариат, и «мама» – Коммунистическая партия.

Дмитрий Чёрный, член ЦК ОКП

Comments