Сам себе стрингер

13.03.2018

 

Стрингер — журналист, блогер или внештатный репортер, который сотрудничает с одним или несколькими информационными и новостными агентствами в индивидуальном порядке. В современном понятии стрингером может стать любой очевидец, проявивший инициативу и предоставивший текст, фото- или видеоматериал.

На презентации конкурса в ЛФ:

Игорь Алексеев, Максим Денисов, Павел Арзамасцев

 

28 января в Пензе газета «Новая альтернатива» и «Левый фронт» объявили конкурс журналистских расследований, в основном по антикоррупционной тематике. Конкурс решили назвать «Сам себе стрингер», по аналогии с популярной телепередачей «Сам себе режиссер».

Суть и основная идея конкурса заключается в том, что современные информационные технологии позволяют проводить журналистские расследования любому блогеру, журналисту и просто активному гражданину фактически в режиме онлайн и даже не выходя из дома.

Незадолго до объявления конкурса, 22 февраля в Пензе произошло весьма знаменательное событие, связанное с одним из наших авторов, активистом партии «Справедливая Россия» Игорем Алексеевым.

В №39 «Новой альтернативы» в статье «Почему Валерий Лидин «наплевал» на Игоря Борисова?» мы рассказали о том, как Игорь летом прошлого года взялся самостоятельно и по собственной инициативе расследовать деятельность депутата Заксобра Борисова И.Н. и сделал о нем ряд публикаций в Сети.

Г-ну Борисову это очень не понравилось, причем настолько очень, что он написал заявление в полицию с требованием привлечь Алексеева к ответственности по ст. 128.1 УК РФ «Клевета».

Похоже, что Алексеев попал в точку, самое больное место депутата-единоросса. И меры против него были предприняты беспрецедентные: обыски на работе и дома с участием аж восьми (!) полицейских, допросы, изъятие компьютеров, оргтехники и даже сотового телефона. В Пензе такое на нашей памяти по ст.128.1, которая даже не предусматривает лишение свободы, а лишь штраф, случилось впервые. И такая жесткость полиции наводит на определенные мысли – с чего это такое рвение, и не мотивировано ли оно?

Давление на Игоря и откровенное запугивание – а иначе это и не назовешь, продолжалось с ноября прошлого года, почти три месяца. Лишь 22 февраля уголовное дело было прекращено «в виду отсутствия состава преступления».

Однако это не означает, что подобная история не может повториться с кем-то другим. И поэтому конкурс, который придает расследованиям максимальную огласку, может послужить определенной мерой защиты. В Положении конкурса так и записано: «Конкурс проводится с целью защиты, информационной и материальной поддержки журналистов, блогеров и гражданских активистов».

Призовой фонд – 50 000 рублей (5 грантов по 10 000 руб.), однако сумма может быть и увеличена – надеемся на участие спонсоров.

Оценка работ максимально прозрачная и понятная, система оценки разрабатывается совместно участниками конкурса. Все участники конкурса имеют право входить в Жюри (оценочную комиссию) конкурса. Особенностью конкурса, с целью максимальной объективности, является публичная защита работ (при этом авторы сами подсчитывают баллы, представляя подтверждающие сканы статей и постов в соцсетях).

Теперь немного истории. В Пензе журналистские конкурсы по антикоррупционной тематике с призовым фондом до 100 тысяч рублей проводились Департаментом СМИ до 2013 г. Правда, официально они назвались «Конкурсом журналистов, освещающих проблемы борьбы с коррупцией», то есть, по сути не были конкурсами журналистских расследований.

В марте 2015 г. конкурс именно журналистских расследований провело местное отделение ЛДПР. Призовой фонд составил 80 тыс. рублей.

Призерами стали блогер Павел Барабанщиков, Евгений Малышев («Улица Московская»), Елена Демина («Любимая газета»), Павел Арзамасцев («Новая альтернатива»).

В дальнейшем конкурс в 2015-2017 гг. несколько раз пыталась провести молодежная организация «Поколение Нового Времени», подавались заявки на гранты в областное правительство, Фонд «Гражданский Союз» и Фонд Президентских грантов, но ни разу эти заявки не были удовлетворены. Именно тогда, кстати, и родилась идея назвать конкурс «Сам себе стрингер».

Летом 2017 г. нашелся спонсор, конкурс был объявлен группой пензенских журналистов и поддержан интернет-порталом «Пенза-онлайн», однако не состоялся из-за малого количества заявок. Непонятно – то ли журналисты считают вознаграждение слишком маленьким, то ли боятся участвовать. Но есть основания полагать, что вероятнее второе – «работать» со СМИ у нас умеют.

Явно напрашивается вывод, что власть Пензенской области не заинтересована в проведении каких-либо журналистских расследований, и не намерена привлекать к борьбе с коррупцией журналистов и блогеров. При этом ее собственные потуги на ниве борьбы с этим злом иногда выглядят весьма анекдотично.

31 октября 2017 г. губернатор Иван Белозерцев, провёл заседание региональной Комиссии по координации работы по противодействию коррупции в Пензенской области.

На заседании Институтом регионального развития (ИРР) Пензенской области были представлены итоги социологического исследования на тему «Восприятие коррупции жителями Пензенской области».

Исследования написаны весьма витиевато, но суть такова – с коррупцией у нас все тип-топ, если щиплют, то по мелочи, а борются с ней весьма эффективно. Автор исследования – некто Юрасов Игорь Алексеевич – запомним эту фамилию.

При этом исследования весьма тухлые, датированы февралем 2015 г., т.е. проводились еще при старом губернаторе. Зачем эту тухлятину потребовалось подсовывать Белозерцеву – бог весть, возможно, чтобы оправдать целесообразность функционирования ИРР, а ничего более свежего у них не нашлось.

А теперь посмотрим на весь этот антикоррупционный гламур немного под другим углом. 26 июня 2017 г. был осужден ректор ПензГТУ Моисеев. По делу также проходил … Игорь Алексеевич Юрасов! Был осужден на 2 года условно, но тут же попал под амнистию.

Отсюда повторный вопрос – зачем нужно было подсовывать губернатору эту тухлятину, да еще написанную хотя и амнистированным, но все же уголовником. И главное – кто все это пропустил?

В общем и целом достаточно яркий пример, как из губернатора его же подчиненные делают идиота. Получая при этом зарплату из наших с вами налогов. И это тоже в определенной степени – коррупция. Нет?

Comments