Куда теперь?..

05.05.2018

 

Хотелось бы высказать товарищам по ОКП и другим соратникам по «несистемной левой» некоторые мысли о выборной кампании и о том вопросе, на который нам придется ответить в ближайшее время.

 

Россия выбрала Путина

Это нельзя не признать. Если коротко, то причин две.

1. Страх. Истерия «Россия в кольце», завтра война… ракеты… армия… Это вам только кажется, что ни один разумный человек не поверит, что люди, чьи семьи, дома, миллиарды, фирмы – всё находится ТАМ, пошлют туда ракеты, а не задушат подушкой любого царька, если только он вознамерится на такое. Если человека долго убеждать, что завтра война, он поверит. Нашего человека убедили. И, разумеется, никто из «клоунов Оушена» не был и отдаленно похож на того, кто способен либо предотвратить, либо победить.

Но испугались не только войны. Испугались любых перемен, даже призрачных. Потому что люди находятся уже на грани срыва, они способны лишь, как истощенные в пустыне, двигаться на автомате, отключив все чувства. Любой рывок будет смертелен как для их психики, так и для бюджета. Лишь бы не хуже – вот лозунг 77% проголосовавших.

И вот это гораздо страшнее мнимой внешней угрозы. Любой психолог скажет, что за длительным пребыванием в состоянии перманентного страха следует взрыв, неуправляемая истерика и саморазрушение. И нам тоже надо это иметь в виду.

Сегодня мы, оппозиция, не смогли этому ничего противопоставить.

2. Кандидаты-…молодцы. Среди них не было реальной альтернативы не столько лично Путину, сколько его курсу. Все они так или иначе предлагали лишь ПОДПРАВИТЬ систему.

Если внимательно присмотреться, то мы увидим, что ВСЕ кандидаты со своими программами представляли собой худшие копии действующего президента. Кому нужен «патриот» Бабурин со своей «защитой русских», когда Путин уже всех защитил? Бабурин говорит, Путин – Крым возвращает. Собчак, Титов, Явлинский – представляют интересы бизнеса? Бизнес уже давно нашел дорожку в действующей системе и прекрасно подстроился к Путину. Сурайкин – за Сталина? Да кто ж больше Путина последнее время высказывает уважение сталинской политике? Грудинин говорит о том, чтобы «умерить аппетиты монополий»? А Путин уже показал, как может «трясти олигархов». В общем, о чем бы ни говорили кандидаты, все это уже делалось Путиным, либо совершить это можно лишь в отстроенной им системе. Так зачем выбирать неизвестно что, если все это уже есть! И все это – Путин?)))

 

Левый актив. Нужно ли было объединяться вокруг Грудинина?

Категорически нет. И дело не в том, что лично Грудинин – самое отвратительное, что можно было бы предложить левому избирателю и коммунистическому активу. О нем уже достаточно писали, пора эту фамилию вообще забыть. Дело в том, что участие в этих выборах с протухшей, трусливой предвыборной программой КПРФ делало любого кандидата в этом шоу пешкой, обреченной вместе со своей партией лечь лицом в грязь, вымостив собой дорогу для триумфального проезда царской кареты.

Но у руководства КПРФ не было другого пути, и я думаю, не надо объяснять – почему. А вот у всех остальных, включая низовые организации КПРФ – был. Низкий процент Грудинина объясняется просто: в КПРФ есть два вида активистов – идейные и «платные». Платные привыкли работать за деньги, а их в этот раз было очень мало, вот они не рвались особо. А идейные просто послали плантатора на три веселые буквы. Зато теперь мы наблюдаем вой и плач соратников по «красно-белому союзу» о том, как проклятые коммунисты саботировали их «народного кандидата». Видимо, ребята с имперкой всерьез рассчитывали приехать на чужой шее в рай. КПРФ же, надеясь получить какой-то электоральный приварок от несуществующих «народно-патриотических сил», в очередной раз вызвала лишь отток своего собственного актива.

Был ли у левых другой вариант? Да, при всех разговорах о том, что лишь согласованный с Администрацией Президента кандидат мог выйти на выборы, это не так. Положение Путина было столь сильно, что главной его задачей было провести максимально «красивые» выборы. Поэтому я уверена, что, если бы выдвижение альтернативного кандидата левых было правильно организовано, он бы имел возможность участвовать. Нужно ли это было делать? Да, я в этом уверена. Но только с одной целью – показать действительного ИНОЙ ПУТЬ. В этом смысле шаг, предпринятый РОТ ФРОНТом и поддержанный ОКП, был, по сути, очень правильный. Но осуществить его именно так, как следовало, не смогли.

Почему провалился альтернативный кандидат? Из-за постоянно декларируемого отрицательного отношения к институту «буржуазных» выборов и ожидание «пролетарской революции», многие активисты отучились работать на этом поле, потеряли навыки, уже плохо разбирались в правовых вопросах, современных приемах и технологиях. Произошло одряхление не только низовых партийных «мышц», но и организационных «приводов». Вторая причина – отсутствие четкого понимания задачи (вернее, наличие разного понимания в среде руководства), что привело к серьезным ошибкам в подборе и позиционировании кандидата. Декларируемая сначала цель – привлечь внимание к РОТ ФРОНТу и его программе – не была выполнена технически из-за нехватки средств и отсутствия профессиональной поддержки, в т.ч. и по причине нежелания ее искать. А ведь если бы такая цель была поставлена чуть пораньше, то найти сочувствующих людей на все позиции предвыборного штаба – от юристов до верстальщиков – было бы несложно. Можно (и необходимо!) было противопоставить кандидата всем остальным, проводить одну единственную мысль – я иду, чтобы упразднить президентство и вернуть народу власть, проведя честные выборы в обновленные Советы, пусть даже они и будут называться «думами» и «заксобраниями». И все! ТОЧКА. Однако вместо этого начались неумелые попытки поучаствовать в раздаче невыполнимых обещаний, что полностью нивелировало главное качество нашего кандидата – его «перпендикулярность» всему кандидатскому стаду.

 

Что теперь?

Я специально не касалась результатов участия в выборах правых кандидатов. Большинство из них уже окончательно ушли в небытие, кто-то из него так и не вышел. Интересна в этой связи лишь Ксения Собчак, поскольку лишь она теперь представляет сколь-нибудь реальный «разрешенный» оппозиционный «движ» на правом поле. Между собой либералы признают, что у них есть только два пути – «оппозиция его величества» во главе с такими, как Собчак, Гудков, в Питере, видимо, Максим Резник. И это будет союз левых либералов, правых социал-демократов и части «евроцентричной» интеллигенции. Либо оппозиция подполья в лице Навального, который рядом с собой никого больше не потерпит в силу своего характера, но которому теперь ничего не остается, как продолжать играть роль «борца насмерть». Вокруг него будут собираться гораздо меньшие силы – националисты и «либеральная шиза». Основа правого движения – бизнес – от него уйдет, поскольку рисковать своим делом и деньгами во имя «революции» из них мало кто будет готов. Сочувствовать будут, помогать – нет.

Точно такой же путь ждет и левых, только мало кто это осознал, поскольку мы еще не подошли к этому рубежу так близко, как правые. Мы просто медленнее шевелимся.))

Усиление социально-экономических проблем, нежелание решать их за счет сильных и богатых, приведет к тому, что новая-старая власть продолжит решать их за счет слабых и бедных. Основные темы повестки дня, как известно, это необходимость подъема налогов и т.н. «рост производительности труда». Рост производительности труда будет происходить только за счет сокращения затрат на рабочую силу, поскольку второй способ – быстрое обновление технологий и оборудования – невозможен из-за санкций, а осуществлять перевооружение собственными силами слишком долго. Проще закрутить гайки работнику путем снижения выплат, социальных гарантий и удушения трудовых прав.

В этой ситуации власти как никогда прежде нужна будет ручная левая оппозиция, и ничего не говорит о том, что КПРФ в этой роли ее перестала устраивать. Поэтому Кремль всеми способами будет тормозить ее радикализацию. Платой по «договору», кроме прямого финансирования, будет предоставление некоторых возможностей в плане решения отдельных незначительных проблем в пользу трудящихся, что, однако, никак не изменит положения народа в целом.

Любое радикальное левое движение будет уничтожаться теми же способами, что и правое – аресты, запугивание активистов, «натянутые» уголовные дела, запрет на любые массовые мероприятия и встречи. И если сегодня с нами этого еще не происходит, то это лишь подтверждает сказанное выше: мы еще не стали по-настоящему радикальным движением.

Принимая решение о дальнейшем пути мы должны осознать: время для реконструкторских игр, комчванливой болтовни и надувания щек закончилось. Если дальше мы хотим производить какую-то полезную работу на политическом поле, а не коптить интернет, нам придется выбирать.

Либо путь «разрешенной оппозиции», путь малых дел, шаг влево – два шага вправо, с паршивой овцы – хоть шерсти клок и т.п. Мы сможем и дальше воспитывать «советский патриотизм» в паре десятков пионеров, нам разрешат возлагать цветы к памятнику Ленину, дадут выпускать газету небольшим тиражом, собирать беззлобные митинги. Но дадут и возможность помочь некоторому количеству людей, вытащить кого-то из кутузки «депутатской скорой помощью» или организовать переговоры протестующих с властью. В общем, прожив такой жизнью лет 20, мы сможем вспомнить пару десятков достойных дел и столько же человек, которым мы помогли не сдохнуть при этом режиме.

К этому пути нас сегодня призывает Удальцов и те левые, которые продолжают верить в реальность «красно-белого союза». Уверяя нас в том, что главной задачей этого союза является «убрать Путина, а там посмотрим…», они на самом деле укрепляют эту самую «путинскую красную колонну», собирая оппозиционно настроенных левых под фонарем, вытаскивая их из тени подполья, где режим не может качественно за ними следить. Но за это у нас будет определенная степень свободы действий.

Второй путь – радикальный – прямо заявляющий о взятии курса на подготовку населения к массовым протестам. Понятно, что на этом пути мы будем лишены не только конституционных гарантий, но и поддержки со стороны большой части населения, в том числе тех, кто работает в области «политического обеспечения»: СМИ, полиграфия, связь, транспорт, владельцы помещений для массовых встреч и т.п. Понятно, что ни регистрации, ни допуска до участия в выборах от имени такой структуры мы не получим.

О массовости такой организации и говорить не стоит – мало кто сегодня готов не на словах, а на деле рисковать здоровьем и свободой себя и близких. Но, к сожалению, лишь на этом пути можно достичь того, о чем разрешенная оппозиция будет до старости лишь балаболить с разной степенью клоунады – то, как Зюганов, то, как Сурайкин.

Но выбирать придется. Дальше топтаться на развилке уже нельзя. И прятаться за радикальные фразы, делая вид, что один я – настоящий революционер, просто меня никто не понимает, потому я и сижу на диване, уже бесполезно. Это хуже всего. Это – смерть.

Ирина Комолова

Comments