Два бойкота

22.02.2018

Сегодня Навальный провел акцию под названием «забастовка избирателей» в рамках бойкота президентских выборов, объявленных политиком. Что можно только всячески приветствовать, правда, с учетом того, что это никак не забастовка – у этого слова несколько иное значение, и не вполне избирателей – ведь люди, которые не идут на выборы, как раз не-избиратели. Но это мелкие придирки, не влияющие на суть – сторонники Навального объявили о бойкоте выборов.

А накануне немногочисленные представители большого числа небольших левых организаций провели мероприятие, также посвященное бойкоту выборов. Правда, меня смутило, что мероприятие было названо «пресс-конференцией» – обычно пресс-конференции проводятся, когда что-то сделано и надо отчитаться об успешно проделанной работе. А тут вышло наоборот – заявку на бойкот решили оформить как пресс-конференцию. Но это тоже можно считать мелкими придирками.

Что важно и о чем следует сказать?

Навальный проводит бойкот с одним-единственным мотивом: меня, единственного и неповторимого Лешу Навального, не взяли кандидатом в президенты – поэтому бойкот.

Левые призывают к бойкоту, потому что вообще пост президента как таковой противоречит левой идее.

Разница существенная.

Навальный очень даже «топил» за явку на выборах 2012 года и, по сути, сорвал бойкот выборов, к которому призывали Лимонов, Каспаров, Немцов, а первым об этом заговорил вообще я. Удальцов выступал за бойкот во время парламентских выборов (потом неожиданно «переобулся в воздухе» и пошел в доверенные лица к Зюганову). Позже Навальный обеспечил (причем при помощи «Единой России») явку и последующую легитимацию фейковых выборов Собянина в Москве. То есть Навальный совсем не против буржуазных выборов и постов президентов, мэров, пэров и херов – при условии, что одним из них рано или поздно станет сам Навальный.

У левых принципиально иная позиция, хотя методы схожие – бойкот, митинги, листовки и т.п. Только денег поменьше, что тоже понятно.

Тут надо вспомнить, что на дворе заканчивается уже второе десятилетие 21-го века. Двадцатый век с его фюрерами, вождями, бессменными лидерами давно закончился, и человечество вступает в совершенно иную эпоху, время коллективного разума. И харизматические лидеры остаются в прошлом, как Оцеола вождь семинолов – цивилизация сделала уже огромный шаг вперед, а вот политика все топчется на делянке, очерченной еще отцами-основателями США.

Кстати, в отличие от США, Советский Союз был в принципе нелидерским государством, в том смысле, что пост «начальника государства» отсутствовал как таковой, и вожди выделялись из общей среды благодаря личным качествам, а не должности. Напомню – основатель государства В.И.Ленин занимал пост Предсовнаркома. Председатель ЦИК Свердлов вполне мог поспорить с ним, кто главней. Как и глава РВС Троцкий в условиях гражданской войны вполне мог стать диктатором. Но лидером был Ленин – исключительно благодаря личным качествам.

Позже в лидеры выдвинулся И.В.Сталин, занимавший изначально вообще второстепенный пост генерального секретаря партии. Который стал первостепенным, потому что его занимал лидер. Причем Сталин занимал самые разные посты, а иногда вообще не занимал никаких, но все равно оставался главой государства. После его смерти на первом месте оказался Маленков (кстати, первым из руководителей партии заявивший о коллективном руководстве), но без выраженных лидерских качеств быстро уступил роль Берии, а позже Хрущеву. Сменивший Хрущева Брежнев тоже занимал разные посты – и генсека, и председателя президиума Верховного совета, и главы ГКО, но по сути «работавший Брежневым». Тяжело больной Черненко, в точности воспроизводивший брежневский антураж, уже смотрелся пародией…

И только Михаил Горбачев решил создать формальный пост «начальника государства», президента СССР. Но, не обладая достаточными личными качествами, уже через год не только потерял пост президента, но и страну вместе с ним.

Но вероятно проблема была не только в личных качествах Горбачева, а в том, что система, уже готовая к переходу на более высокий управленческий уровень, просто отторгла архаичную президентуру, вместе с ее носителем. Вспомним, что пост президента появился в США как роль «временного короля», при переходе от монархии к буржуазной республике – тогда это было суперсовременно и привело к бурному росту нового государства, превратившегося сегодня в единственную мировую сверхдержаву.

Но СССР был не группой заморских колоний, а государством нового типа, имевшим 70-летнюю историю, где уже начался процесс отмирания государства как такового и замена его институтами самоуправления. До механизмов прямой демократии оставался один шаг – до эпохи Интернета Союз не дожил буквально чуть-чуть… Какой уж тут президент, да еще и не слишком умный «мистер Дадуда».

История президентской власти в постсоветский период – это, конечно, история перманентной деградации. От института преемничества (позднеримского принципата) в Росфедерации до прямой передачи власти от отца к сыну, как в Азербайджане.

И вот у нас снова «выборы» Владимира Владимировича Путина, уже пересидевшего Леонида Ильича Брежнева и устремившегося к новым высотам. С той разницей, то Леонид Ильич руководил развивающейся системой, готовой к новому фазовому переходу, а Владимир Владимирович уже ничем не руководит, движется по инерции – от плавного спуска к неконтролируемому падению.

Есть бойкот Навального, который считает себя, возможно, не без оснований, более способным давить на храповик мчащегося под откос поезда.

И есть тотальное неприятие самой системы личной власти, более того – системы персонализированной власти – у левых, давно уже настроенных на внедрение механизмов прямой демократии, отказа от буржуазной демократии как безнадежно устаревшей, не воспринимающих идею «временного короля» столь же обоснованно, как и идею короля натурального – это очень увлекательно в сериале «Игра престолов», но абсолютно неприемлемо в государстве 21-го века… Ну примерно как мобильный телефон в руке закованного в латы сеньора. Или, наоборот, как в «Звездных войнах» мчащиеся в сверхзвуковых звездолетах принцессы и лорды.

Бойкот – это механизм, это инструмент. Нужный и эффективный. Вроде молотка. Но он может оказаться в руке инженера, готовящего к запуску космическую ракету, а может быть и в руке деревенского кузнеца, меняющего колесо на телеге.

Есть разница…

Анатолий Баранов

Comments