Да, враг был храбр. Тем больше наша слава

07.05.2017

 

С каждым годом празднование Дня Победы все более превращается в гламур, и не побоюсь этого слово – в бизнес. Торгуют Победой не только в виде агиток и лозунгов. Продаются флажки, ленточки, наклейки на машины «На Берлин!» и «Спасибо деду за победу!» Всем этим разноцветным гламуром украшаются «мерсы», BMW, «мицубиси» – продукция бывших столпов военно-промышленного комплекса бывших агрессоров.

Увы, но подавляющее большинство празднующих Победу с флажками, лентами, наклейками и фотографиями «Бессмертного полка» весьма отдаленно представляет себе, какого сильного врага разгромила РККА в 1945-м. И не только простые обыватели не представляют. Недалеко ушли от них и деятели культуры – писатели, кинематографисты, да и многие профессиональные историки.

Писатели, прошедшие войну – Симонов, чьи строки вынесены в заголовок, или Твардовский, это понимали. А современные – нет. В кино «про войну», которое снимают сотнями серий, немцев выставляют трусами и идиотами.

Хотя на самом деле:

Немец был силен и ловок,

Ладно скроен, крепко сшит,

Он стоял, как на подковах,

Не пугай – не побежит.

Да, так оно и было – бежали редко. И в плен сдавались не сразу и не всегда. Несколько примеров.

Немецкий линкор «Бисмарк», если подходить с технической точки зрения, не был потоплен английским флотом. Лишенный хода и всей артиллерии, он, ввиду совершенства конструкции, уверенно держался на плаву и во избежание захвата англичанами был затоплен собственной командой по приказу адмирала Г. Лютьенса, погибшего вместе с кораблем. Флаг на «Бисмарке» спущен не был. И гибель «Бисмарка» не была для немцев напрасной – накануне он утопил английский линейный крейсер «Худ» со всем экипажем.

8 января 1943-го года в Сталинграде генералы Н.И. Воронов и К.К. Рокоссовский выдвигают ультиматум Ф. Паулюсу с весьма почетными условиями сдачи в плен. В ультиматуме, в частности, был такой пункт: «Всему личному составу сдавшихся войск сохраняем военную форму, знаки различия и ордена, личные вещи, ценности, а высшему офицерскому составу и холодное оружие».

Окруженные немцы, однако, столь заманчивое предложение отвергают и в условиях зимы, холода, голода, нехватки боеприпасов, оказывают упорное сопротивление еще почти месяц. Солдаты вермахта были истощены настолько, что из 90 тысяч сдавшихся в плен, несмотря на медицинскую помощь и относительно комфортные условия содержания в плену, выживает всего 6 тысяч.

В 1945-м, после капитуляции, до конца исполнив свой долг, не желая сдаваться в плен, застрелились около 4 тысяч немецких генералов и старших офицеров.

Кому-то это может и не понравиться, но свои Маресьевы были и на той стороне. Один из лучших немецких асов Ганс Рудель был 32 раза сбит, 8 раз тяжело ранен, лишился ноги до колена, но продолжал летать до конца войны. В плен не сдался, сумел бежать в Южную Америку.

Существует довольно распространенное мнение, что немцы якобы боялись рукопашного боя. Не боялись. Немцы не только «на хлеб меняли ножики», но и искусно ими владели. В Германии 30-х годов культ холодного оружия царил покруче, чем на Кавказе. Кинжалы, тесаки, кортики, ножи являлись важным элементом психологической подготовки солдат и офицеров. Был разработан даже специальный нож для «Гитлерюгенда». В 10 лет сдал экзамен на членство в организации – и носи с гордостью нож на поясе. С 1933 по 1942 год таких ножей было выпущено 15 миллионов – именно столько немецких пацанов прошло через «Гитлерюгенд», и в 1945 даже самые юные из них встретили советские танки, но, естественно, не ножами, а «фаустпатронами».

Вот об этом следовало бы помнить. Тем более, что шапкозакидательские настроения не исчезли, а даже усилились. Просто теперь вместо шапок: ленты, флажки, наклейки – понты, короче.

На которых до Берлина точно не доедешь. Даже на «мерседесе». Ибо пока что как-то «мерседесы» больше в гости к нам.

Как и в 1941-м.

Павел Арзамасцев
Comments