Дарья Митина: США зачищают подбрюшье, и Венесуэла – один из пунктов этого плана

06.07.2016
 

Секретарь ЦК ОКП по международным вопросам отвечает на вопросы редакции «Новой Альтернативы»

Вопрос: Вы на днях вернулись из Венесуэлы. Как там обстоят дела, так ли все плохо, как нам говорят – домохозяйки доедают последний кусок хлеба, полиция избивает протестующих?

Дарья Митина: Кризис в этой стране действительно серьезный, наверное, не менее серьезный, чем в 2014 г. – а тогда, напомню, тоже были жесткие антиправительственные выступления людей на улицах. Но при этом всё, что сейчас пишут в прессе о демонстрациях в Венесуэле, все, что показывают по ТВ, нужно делить на десять. Мы имели возможность убедиться в этом лично, побывав там, увидеть, какая сильная, интенсивная информационная война ведется против Венесуэльской Боливарианской республики.

Вопрос: Что это за война, кто с кем воюет?

Дарья Митина: Есть три основных центра этого организованного информационного противостояния.

Основные генераторы лжи – это США, Испания (в целом Европа пишет об этом достаточно мало, в основном дает какие-то перепечатки и продукты второй свежести) и соседняя Колумбия, с которой Венесуэла находится в состоянии войны. У них неурегулированные территориальные споры, и Колумбия выжимает по максимуму от этой кризисной ситуации.

В общем, весь информационный медийный фон генерируется из этих трех центров. Все, что мы видим в мировых СМИ, – это в основном материалы, которые информационные агентства этих стран заимствуют друг у друга. Причем, есть примеры совершенно недобросовестного использования информации – например, агентство "Рейтер" давало в качестве подтверждения протестов, драк с полицией кадры двухлетней давности – именно 2014 г., когда был тоже серьезный виток кризиса, и ситуация была гораздо более напряженной в Каракасе, чем сейчас.

Почему-то западные СМИ не пишут, что проправительственные манифестации в Каракасе на порядки больше и массовей оппозиционных. Не акцентируют они внимание и на скандальном заявлении Госдепа США, вышедшем накануне нашего прилета в Каракас, о том, что в 2015 году Венесуэла якобы больше всех стран потворствовала терроризму (интересно, какому???) и поддерживала наркотрафик. Не пишут почему-то в газетах о том, что на днях испанский пермьер Мариано Рахой специально созвал Совбез Испании по вопросу "противостояния главной угрозе безопасности Испании (!!!) – Венесуэле".

Вопрос: Но кризис действительно есть?

Дарья Митина: Да, кризис серьезный. Чисто внешне это очень похоже на позднесоветский экономический кризис, когда был создан во многом рукотворный управляемый дефицит, и с прилавков пропадало то одно, то другое – то яйца, то масло, то молоко, то еще что-нибудь. Государственные учреждения в период кризиса работают не полную неделю, а несколько дней. В случае с Венесуэлой это связано, конечно, с тем, что экономика республики как была, в общем-то, моноотраслевой, так таковой и остается, потому что основной вид экономической деятельности – это добыча нефти и её переработка. Ну и сельское хозяйство, конечно, но оно всех потребностей республики не покрывает.

Тем не менее, когда нам показывают сплошь очереди, драки, столкновения с полицией – это, конечно, мягко говоря, не является объективным отражением ситуации, а проще говоря – враньё. Мы за неделю, которую там пробыли, объездили весь Каракас, начиная с центральных кварталов, где расположены административные здания, и заканчивая так называемыми "барриос". Ничего подобного нигде мы не видели.

Вопрос: "Барриос" – это неблагополучные районы?

Дарья Митина: Это бедные кварталы, которые "лепятся" по горам, – весь Каракас находится в долине между горами. По горам плотно-плотно друг к другу строятся домики бедняков, – тех, которые до прихода к власти команданте Чавеса были совсем обездоленными. Это, конечно, не бразильские фавелы (кварталы домиков из картона и подручного материала, когда фактически человек живет на улице), барриос – это вполне полноценные дома, там есть все коммуникации, вода, свет, спутниковые антенны – все, что нужно, но это дома без земли, стоящие буквально один на другом.

Вопрос: До Чавеса жители этих "барриос" вообще были бездомными?

Дарья Митина: Когда Чавес пришел к власти, Венесуэла была совершенно нищая – к этой категории относилось 90% населения, было почти как в Гаити, – несмотря на сверхдоходы, которые получала Венесуэла от нефти. Известно, что Чавес национализировал нефтяные компании, и за счет нефтедобычи и распределения прибылей от нее удалось запустить множество социальных программ. Была запущена масштабнейшая жилищная программа "Великая миссия жилья" – за первые 7 лет правления чавистов было построено более 2-х миллионов квартир. Кварталы Каракаса застроены социальными многоэтажками, – там бесплатно получили квартиры те, кто ещё вчера жил на улице или в теснейших барриос. Весь город утыкан этими многоэтажками, они, может быть, не очень эстетически привлекательны, как наши панельные дома, которые при Брежневе строили, но, по крайней мере, их дают людям из скученных горных квартальчиков бесплатно. Переселяют туда трудящихся, квартира дается в пользование семей. Расходы на коммунальные услуги – чисто символические.

Теперь в Венесуэле нет полностью обездоленных – есть бедные, есть не очень состоятельные, есть средние, но нищих, живущих без крыши над головой, – нет. Всех расселили. В год государство выделяет на жилищную программу около 30 миллиардов боливаров.

Вопрос: А как сейчас, когда Чавеса нет?

Дарья Митина: Президент Мадуро принял на себя все социальные обязательства своего предшественника, не снижает уровень социальных льгот и преференций. Все социальные программы, запущенные при Чавесе, работают. Теперь, в полосу экономического кризиса, выдерживать эту планку гораздо трудней – весь прибавочный продукт распределяется на социалку. Это обратная сторона медали.

К сожалению, распределяя на социальные программы нефтяные доходы, чависты не уделяли достаточного внимания развитию собственной индустрии, – ситуация позволяла всё, что не производится в стране, закупать за границей. Сложилась критическая зависимость от цен на нефть, но снизить уровень социальной поддержки уже нельзя, планка уже задана. По венесуэльским законам нельзя снижать существующий уровень социальной поддержки, – это больно ударит по населению.

Вопрос: Какие еще социальные блага завещал стране Чавес, помимо бесплатного жилья?

Дарья Митина: Медицина качественная и дешёвая, практически бесплатная в Венесуэле, включая даже сложные операции. Не случайно на Кубу и в Венесуэлу едут не только со всей Латинской Америки, но и из Европы. У нас многие российские деятели с довольно громкими фамилиями ездят в Венесуэлу лечить зубы, потому что стоматология там в в разы дешевле нашей, включая зубное протезирование. Даже с учетом дорогих билетов, расходов на проживание, – все равно намного дешевле лететь в Венесуэлу протезироваться, чем делать это в Европе по месту жительства. В Каракасе почти все дети и многие взрослые носят брекеты. Включая высшее чиновничество – мы разговаривали с Министром культуры Ниньесом, сверкавшим брекетами в полной темноте театра Тересы Карреньо, где открывался театральный фестиваль. Раньше, до боливарианской революции, это было дорогим удовольствием, и было доступно отнюдь не всем, а сейчас все рванули корректировать зубы. Венесуэльские модницы носят ярко-розовые и красные брекеты со стразами, и губную помаду подбирают им в тон.

Бесплатная и вся детская медицина. Доступное для граждан лечение онкологии: рыночная стоимость сеанса химиотерапии – 2 тыс. долларов, а в Венесуэле гражданин платит 50-60 за один сеанс, остальное доплачивает государство. Множеству людей это дает шанс выжить или продлить жизнь.

Общественный транспорт в городах практически бесплатен. Каракасское метро поэтому и переполнено гораздо больше, чем московское – проезд стоит 3 боливара (1 доллар по официальному курсу 500 боливаров, по чёрному – 1000), поэтому все ездят на метро.

Вопрос: А как с образованием?

Дарья Митина: Если до Чавеса в стране было около 400 тысяч студентов на 30 млн. населения, то сейчас – 3,5 млн. Среднее образование в объеме школьной программы не просто бесплатное, а обязательное, как у нас в России, и первое высшее образование тоже стало бесплатным при Чавесе. При нем в стране были серьезно облегчены процедуры поступления, отменены наиболее сложные вступительные экзамены, это была сознательная политика для того, чтобы в вузах учились не только дети чиновников, дипломатов и нефтяных магнатов, а для того, чтобы уравнять стартовые возможности, чтобы каждый имел возможность учиться.

Чависты повысили студенческие стипендии, в университетах открыли столовые с льготными ценами – в наш приезд удалось пообедать в столовой каракасского университета, в которой с нами встречались ректор в арафатке и замминистра промышленности, науки и технологии Андреас Элой в джинсах, – это, наверно, был наиболее подробный услышанный нами за эти дни рассказ о социальных реформах в Венесуэле.

Зарплаты невысокие, особенно сейчас, в кризис, но основной продуктовый набор – субсидируемый, он продается по символическим ценам, а наиболее бедному населению раздается бесплатно. Сейчас, в период кризиса, например, трудно купить молоко. Но порошковое молоко можно прийти и получить раз в неделю по карточке. То же самое с некоторыми другими видами продукции. Распределительная система работает, но какие-то виды продуктов сейчас находятся в дефиците, из-за этого возникают многочисленные локальные конфликты, которые у нас и показывают через увеличительное стекло.

Вопрос: Вы были свидетелями таких конфликтов?

Дарья Митина: Мы не видели за неделю километровых очередей в магазины, которые нам показывают по телевизору, – я не знаю, где их снимают. Мы видели очереди в банки и к банкоматам, – они могут быть и 10, и 20 человек, – люди стоят снимать деньги, потому что действует лимит на снятие денег в сутки – приходится стоять несколько раз. Такие очереди есть практически повсеместно, – с другой стороны, они говорят о том, что деньги у людей есть, раз есть что снимать. В городе спокойно и суетливо. На автодорогах пробки, оживленное движение – бензин в Венесуэле фактически бесплатен, дешевле воды, – даже сейчас, когда Мадуро вынужден был поднять цены в разы, за доллар можно заправить полный бак. Мальчишки играют в футбол, дети гоняют на великах. Открывается театральный фестиваль, который шёл 9 дней.

Вопрос: С кем из венесуэльских политиков, активистов, общественных деятелей Вам удалось встретиться в ходе поездки?

Дарья Митина: С Вице-президентом Республики Аристобуло Итурисом, с мэром чавистской половины Каракаса Даниэлем Апонте, с Министром культуры Нуньесом, с Министром по делам молодежи и спорта Мервином Мальдонадо, с заместителем Министра промышленности, науки и технологий Андреасом Элоем, с руководителем Департамента гуманитарного сотрудничества МИД Венесуэлы Аммаром Ябуром, с руководителем фракции правящей Единой социалистической партии Венесуэлы в парламенте Эктором Гонсалесом, с руководителем фракции Коммунистической партии Венесуэлы в парламенте Юлом Ябуром, с руководителем фракции Народной партии труда парламенте, с депутатами, партийными лидерами, активистами, студентами…

Отдельная встреча состоялась с руководством Коммунистической партии Венесуэлы (её международным секретарем Каролусом Виммером и другими товарищами), с боевым венесуэльским комсомолом – Коммунистическомй молодёжью Венесуэлы, которая полностью взяла на себя приём официальной российской делегации во главе с руководителем Росмолодежи Сергеем Поспеловым и сделала всё возможное, чтобы мы не просто успешно поучаствовали в Первой Международной подготовительной встрече по подготовке 19-го Всемирного Фестиваля молодежи и студентов, но и увидели страну, познакомились с людьми. Огромное спасибо руководителю венесуэльского комсомола Эктору Гонсалесу и другим товарищам. Теперь у Объединенной Коммунистической Партии, которую я представляла в Каракасе, есть братские отношения с коммунистами Венесуэлы.

Comments