Смиренные СМИ

26.12.2015

 

Этой осенью в Пензе случилась история, которая хотя и закончилась благополучно, но зато отчетливо высветила очень важную и неприятную проблему: значительное снижение эффективности СМИ как инструмента контроля над властью. На многие критические публикации просто не обращают внимания. Даже если за этими публикациями стоят такие влиятельные общественные организации, как Общероссийский народный фронт, например.

Награды снова нашли героя

В середине августа этого года активисты местного отделения Общероссийского народного фронта (ОНФ) озаботились печальной судьбой музея боевой и трудовой славы бывшего флагмана пензенской индустрии – завода им. Фрунзе. После последовала целая волна публикаций и телесюжетов в СМИ. В репортажах был показан разоренный музей, и особо было подчеркнуто, что неизвестно куда пропали ордена, которыми в свое время за трудовые заслуги был награжден ЗиФ: орден Ленина и орден Октябрьской Революции.

Ни правоохранительные органы, ни пензенские власти на эту информацию никак не отреагировали. Тогда ОНФ написал заявление с просьбой разыскать награды в областную прокуратуру, а редакция «Любимой газеты» в начале сентября с аналогичным заявлением обратилось в УМВД по Пензенской области.

Из УМВД в редакцию пришел ответ о том, что начата проверка. И больше никакой информации не поступало.

В ОНФ, в свою очередь, пришел ответ из прокуратуры о том, что их обращение направлено в отдел полиции №2 г. Пензы и в прокуратуру г. Тольятти, в котором находится ЗАО «Полад» – фактический владелец того, что осталось от гигантского завода ЗиФ.

Из прокуратуры Тольятти в ОНФ пришел ответ, в котором говорилось, что руководству ООО «Полад» ничего неизвестно о местонахождении орденов. А из отдела полиции №2 в ОНФ никакой информации не поступало.

Отметим, что за все это время ни прокуратура, ни УМВД, ни Правительство Пензенской области по поводу бедственного положения музея ЗиФ и пропажи орденов никаких заявлений не делало.

Поэтому накануне 19 ноября, Дня ракетных войск и артиллерии, я обратился с открытым письмом к губернатору Ивану Белозерцеву с просьбой вмешаться в ситуацию с разорением музея и пропажей орденов. В письме был сделан упор на то, что без продукции ЗиФ (взрывателей) был бы невозможен и праздник День артиллерии. Расчет был на то, что хотя бы в связи с праздником Иван Александрович в ситуацию вмешается.

Губернатор ничего не ответил. Но через несколько дней поступил звонок из отдела полиции №2: оказалось, что ордена найдены – точнее, никуда и не исчезали, а все это время хранились в сейфе ООО «ЗиФ Плюс» по адресу г. Пенза, ул. Ленина,3.

А 1-го декабря на сайте УМВД появились официальная информация о том, что:

В адрес управления МВД России по Пензенской области поступили многократные обращения от одного из пользователей интернета с просьбой выяснить судьбу наград производственного объединения «ЗиФ», до недавнего времени хранившихся в музее завода. Указанному гражданину в установленные законом сроки был дан ответ по существу. Однако автор обращения продолжает привлекать внимание общественности к этой теме, в том числе в открытом письме губернатору, высказывая мнение, что полиция не предпринимает необходимых мер.

Установлено, что указанные награды находятся в сейфе в помещении, оборудованном сигнализацией и системой видеонаблюдения. В связи с этим отсутствуют основания для предположений, что данные ордена были похищены.

Исходя из вышесказанного, считаем тему возможного хищения государственных наград завода «ЗиФ» полностью исчерпанной. А вышеуказанному пользователю интернета рекомендуем не злоупотреблять правом на обращение в органы власти и не отвлекать подобными сообщениями сотрудников полиции от действительно важных дел – таких, как пресечение правонарушений и раскрытие преступлений.

И здесь хочу пояснить следующее:

1. Сам я в полицию с заявлением не обращался, соответственно никаких извещений не получал.

2. В полицию и прокуратуру обращались ОНФ и редакция «Любимой газеты», но и они никаких извещений до выхода открытого письма не получали.

3. В бездействии конкретно полицию я не обвинял, претензии были к правоохранительным органам, в первую очередь к прокуратуре Тольятти, которая крайне формально проводила проверку ЗАО «Полад» (соответствующая жалоба направлена прокурору Самарской области).

4. Что касается рекомендации не злоупотреблять правом на обращение в органы власти, могу лишь сказать: мало мы еще злоупотребляем правом на обращение в органы власти, ох как мало. Злоупотребляли бы этим правом больше – возможно, и злоупотреблений во власти было бы меньше.

Но ладно. Ордена нашлись – и это радует. Однако проблема музея и орденов все равно осталась. Руководитель регионального исполкома ОНФ Анна Кузнецова прокомментировала ситуацию так:

Хорошо, что благодаря проведенным действиям мы убедились, что награды находятся на пензенской земле. Однако мы продолжим бороться за то, чтобы награды из частных рук были переданы на хранение в краеведческий музей, где они не будут спрятаны «за семью замками», и с помощью полиции не придется выяснять, находятся ли они там до сих пор, а станут общественным достоянием, предметом гордости жителей Пензенской области.

Вопросы, вопросы, вопросы…

И здесь снова возникает ряд вопросов и к властям, и к правоохранительным органам. Один из них я уже озвучил в открытом письме и повторю еще раз: неужели в расположенном через дорогу бизнес-инкубаторе «Паршин» не нашлось хотя бы одной комнаты, в которой можно было бы разметить наиболее ценные экспонаты музея? Посмотрел на сайте бизнес-инкубатора его заполнение – он не слишком-то заполнен, всего 13 резидентов по состоянию на 4 декабря. В конце концов, экспонаты можно было и в вестибюле разместить, чтобы видно было, по крайней мере, кто такой был Пётр Иванович Паршин, генерал-полковник инженерно-технической службы, нарком минометного вооружения СССР, поскольку одного портрета на фасаде здания явно недостаточно. Поэтому вопрос и с музеем, и с наградами по-прежнему считаю открытым.

Второе. В Пензенской области наберется не менее полусотни различных общественных организаций патриотической направленности: ветеранских, молодежных, казачьих, земляческих, получающих в виде грантов на свою поддержку, по самым скромным подсчетам, 4-5 миллионов бюджетных денег ежегодно. Но почему-то ни одну из этих организаций судьба музея и наград не заинтересовала. О патриотизме говорим много, а как оно на деле? И это тоже вопрос.

Третье. Что-то часто в последнее время приходится слышать о том, что письма-ответы из властных структур и правоохранительных органов не доходят до адресатов. Претензии, в первую очередь, конечно, к почте, но корреспондентам следовало бы задуматься – может быть стоит все же делать отправления заказными, да и проверять их получение.

Смиренные СМИ

Статью решил назвать «Смиренные СМИ» не дабы кого обидеть, а просто чтобы сильнее высветить проблему. А проблема в том, что на критику СМИ перестали обращать внимания. Просто критической статьи теперь мало, на нее не отреагируют, даже если газету положат на стол критикуемому объекту. Теперь статью, даже если она инициирована такой солидной организацией, как ОНФ, необходимо, кроме прочего, оформлять в виде официального запроса – только тогда начинают действовать Закон «О СМИ» и Закон «О порядке рассмотрения обращений граждан РФ». Без такого обращения никто и пальцем не пошевельнет. История с орденами – очень яркое тому подтверждение.

Интересно, что СССР, который кто хвалит, кто ругает, такая вещь была невозможна в принципе. Вот, например, комментарий мэтра пензенской журналистики и бывшего начальника Департамента СМИ Александра Кислова:

В советское время было такое понятие: «действенность СМИ». Любое критическое выступление «Пензенской правды», например, как органа обкома КПСС и облисполкома, парткомы и советы на местах обязаны были обсудить на своих заседаниях, принять меры и сообщить об этом газете. Это требование неукоснительно выполнялось. Были случаи, когда на таких бюро снимали с работы и отдавали в руки следствия. Хотя были и отписки, и формализм. Однако редакции порой возвращались к своим публикациям, и тогда отписчикам было тем более несдобровать.

Безусловно, авторитет СМИ был достаточно высок. Выше была и ответственность за факты, изложенные в твоем материале.

В наши дни в Пензе были попытки внедрить эту практику. В феврале 2006 года вышло распоряжение Правительства Пензенской области №24-рП, которым бы определен порядок рассмотрения руководителями исполнительных органов государственной власти Пензенской области критических материалов, публикуемых в средствах массовой информации. Предписывалось организовать текущий мониторинг содержания опубликованных в средствах массовой информации критических публикаций, непосредственно затрагивающих сферу полномочий соответствующих исполнительных органов государственной власти Пензенской области и в течение десяти рабочих дней информировать редакцию средства массовой информации о мерах, принятых по факту критической публикации.

Распоряжение «работало» примерно полгода. Потом про него забыли. Хотя до сих пор имеет место вертикаль исполнительной власти, есть областная и районные газеты, телерадиокомпании и интернет. Однако термин «действенность СМИ» умер. Думаю, потому, что требования Распоряжения не стали для чиновников обязательной процедурой. Также, впрочем, как и для журналистов.

По-моему, мы тут много теряем. И в социально-экономическом смысле, и в плане авторитета СМИ.

В этом комментарии есть очень важное замечание: «Требования Распоряжения не стали для чиновников обязательной процедурой. Также, впрочем, как и для журналистов».

И это очень важное замечание: в сложившейся практике виноваты не только чиновники, но и журналисты. Прокричать-то они еще могут. А дальше что? А дальше по русской пословице: «Главное – прокукарекать, а там хоть и не рассветай!»

Но прокричать можно и от боли. А чтобы довести дело до конца, нужно превозмочь эту боль.

И пока этого не будет, СМИ будут оставаться «смиренными».

Павел Арзамасцев
Comments