Новый Октябрь будет!

11.11.2015

 

Вот уже скоро столетие с тех пор, как революционные матросы взяли Зимний дворец, а все не утихают споры о роли этого события как в отечественной, так и во всемирной истории. Причем, что интересно, мир по этому поводу как-то успокоился, и признает значение этого события как минимум эпохальным. А у нас все никак…

Мы странный народ, выискивающий по крупицам в своей истории чудные происшествия, вроде взятия нижегородским ополчением московского Кремля, оборонявшегося польским гарнизоном и будущим царем Михаилом Романовым. И в упор не хотим признавать события, которое вывело наш народ и нашу страну в лидеры мирового исторического процесса – впрочем, мы и лидерство это потеряли вслед за исторической памятью.

Сам Владимир Ленин называл это событие скромно – Октябрьским переворотом. Большое видится на расстоянии, да и странно выглядел бы лидер, называвший бы свои сегодняшние действия великими и эпохальными, не дождавшись, пока это признает сама история. Но спустя годы это событие стали называть сначала революцией, а потом и Великой революцией.

Что есть революция? Это коренной перелом в жизни общества, который порождает новое качество – новый строй, новые общественные отношения. Это не происходит в один момент, поэтому и Октябрьский переворот, который совершили большевики, еще не был революцией – он был ее началом, ее пусковой точкой. А ее завершением стало создание не просто нового государства с новым государственным устройством – это было создание нового, альтернативного пути развития для всего человечества.

Нет, мы положительно странный народ – американцы каждый год отмечают День независимости, не особенно вспоминая, что это принесло им войну за эту самую независимость, по сути гражданскую – ведь воевали против "братского британского народа", против "своего короля" и своих "духовных скреп". Но вспоминают свою великую Конституцию, свою Декларацию независимости. Вспоминают создание государства нового типа, которое стало образцом для других – и совсем не вспоминают, что полсотни лет после этого страна была нищей и неуютной для жизни.

Французы празднуют день своей Великой революции, не зацикливаясь на том, что именно в тот день был разрушен архитектурный памятник – крепость Бастилия. Они вспоминают Декларацию прав человека и гражданина, а не события, которые последовали следом – гильотину, головы аристократов на пиках восставших парижан и залитую кровью Вандею.

И только мы, наш народ, совершив Великую революцию, давшую миру первое бесклассовое государство, государство рабочих и крестьян, лишенное эксплуатации человека человеком, лишенное власти денег и капитала – в конце концов, давшее человечеству мировую систему социализма, охватившую треть планеты в противовес миру капитализма – сомневаемся. У нас вспоминают давно расстрелянного царя и отправленных на пароходе в Европу сотню буржуазных писателей, снимают фильмы про адмирала-мятежника, объявившего себя всероссийским диктатором и казнившего тысячи сибирских крестьян и рабочих, читают философа с того самого парохода, благоговевшего перед Гитлером и национал-социализмом.

Нам не хватило четверти века, чтобы отличить великое от ничтожного?

Что ж, теперь уже стало ясно, что Великая революция не завершена. Она и не могла завершиться пьянкой трех президентов в белорусском лесу. Не могла закончиться разворовыванием всего и вся, впадением в ничтожество великого народа и великого класса.

Кстати, сегодня раздаются голоса, что день 7 ноября – это праздник исключительно для большевиков, а прочим до этого и дела нет. Вспоминается по этому поводу ответ представителя Советский Армении на претензию Турции – мол, на гербе Армянской ССР гора Арарат, находящаяся на территории Турецкой республики. На что было отвечено: на флаге Турции полумесяц, хотя луна светит всем… Так вот, и Октябрь 1917-го светит всем, а не только представителям отдельных организаций. «Его гениальность в том, что в неподходящем месте, в России, в неподходящее время (российский пролетариат немногочисленен, и в сущности это еще крестьяне на заработках) вопреки классическому марксизму (предписывающему социалистическую революцию только тогда, когда изживет себя и загниет капитализм) Ленин осуществил социалистическую революцию. И не только преуспел в этом, но и создал в России футуристический государственный строй», – пишет Лимонов, не коммунист, да по его собственному признанию и не марксист даже.

Вот, собственно, в этом и есть главное – Великая революция создала в России футуристический строй, строй будущего. Нынешний откат к архаичной общественно-исторической модели говорит лишь об одном – будущее пока еще не наступило. Но наступит обязательно, нельзя вечно находиться в прошлом. Революция так еще и не завершилась.

Не случайно, наверно, пророческими кажутся слова советской песни, в общем, в свое время казавшейся бессмысленно-бравурно-казенной:

И вновь продолжается бой.

И сердцу тревожно в груди…

И Ленин – такой молодой,

И юный Октябрь впереди!

Да, новый Октябрь явно еще впереди, и непременно наступит, не так важно в котором месяце. Сердцу в груди тревожно.

Анатолий Баранов, секретарь ЦК ОКП
Comments