Какая школа лучше? Скоро узнаем

22.11.2014

 

16 октября в Институте регионального развития прошел «круглый стол» по вопросу разработки системы рейтинга школ Пензенской области. В работе «круглого стола» приняли участие специалисты Института, представители Министерства образования и образовательных учреждений. Модератором и основным докладчиком выступил директор Центра прикладных исследований Института Игорь Юрасов.

Предполагается, что показатели результативности деятельности образовательных учреждений будут состоять из четырех блоков:

1. «Показатели обучающегося контингента»;

2. «Инфраструктура и условия обучения»;

3. «Кадровое обеспечение»;

4. «Имидж образовательного учреждения в обществе».

Некоторые пункты этих блоков вызвали бурное обсуждение и даже неприятие участников «круглого стола». В первую очередь те, которые трудно или невозможно измерить математическими методами – в самом деле, в каких единицах можно измерить, например, тот же имидж? Не совсем понятно, как будут сравнивать школы, по сути, из разных «весовых категорий» – сельские малокомплектные с городскими гимназиями. Но в целом был высказан ряд существенных и полезных замечаний и дополнений, которые будут учтены и использованы при дальнейшей разработке системы рейтинга.

Пока же хотелось бы вернуться на несколько лет назад и напомнить о первых попытках создания рейтинга школ, в которых мне довелось принять участие. Я тогда даже подавал заявку на грант под мудреным названием: «Повышение инвестиционной привлекательности Пензенской области путем имиджевых мероприятий в структуре Министерства образования». При этом основной составляющей проекта должен был стать сайт с рейтингом школ – и тогда считал, и сейчас считаю, что если показывать достижения в образовании, то это нужно делать, в том числе, и путем рейтингования учебных заведений. И такой рейтинг, несомненно, может быть полезным для инвестиционной привлекательности региона. Грант, правда, мне тогда не дали – и, как теперь понимаю, в том, чтобы его не давать, была чья-то заинтересованность.

 

Над старыми 9-этажками нависают элитные дома в 16 этажей

 

Сама идея создания рейтинга школ имела тогда и сторонников, и противников. Очевидно, что и сейчас, педагоги, например, отнесутся к рейтингу без особого восторга, поскольку дополнительная нагрузка возрастет по любому, а награды и почести еще надо заслужить. Неоднозначно идея рейтинга воспринимается и в обществе. Ясно, что учиться в престижной школе выгоднее, но что делать, если такой школы нет под боком? Выход один: нужно всемерно способствовать тому, чтобы и остальные школы повышали свой уровень. А для этого, в первую очередь, нужно составить их рейтинг – простой, понятный, объективный и находящийся в открытом доступе. Мысль, вроде, банальна, до только никак не удается ее довести до участников образовательного процесса.

И здесь, наверное, стоит привести выдержки из интервью 4-х летней давности одного из лоббистов рейтинга школ, Геннадия Белорыбкина, в ту пору ректора Пензенского института развития образования*:

«В Европе и Америке в основе проведения и составления рейтинговых исследований лежит многолетний опыт серьезной аналитической работы, используются апробированные методики, всесторонне учитывающие образовательную деятельность школы.

В России на сегодняшний день приходится говорить лишь о формировании культуры подобных исследований. Что же касается Пензы, рейтинги школ здесь не проводились ни разу.

Сейчас много социальных сетей в Интернете, на которых стихийно появляются страницы с названием «рейтинги школ. Понравился ученику урок – сегодня он напишет, что все хорошо. Обидели его – он тут же проголосует «против». Соответственно, и рейтинги каждый день скачут, потому что держатся на эмоциях и маленькой базе информации. Уровень оценок довольно условный.

С другой стороны, есть общественное мнение, что в школе все очень плохо. Зачастую родители ждут, что в школе их дети должны получить такие знания, от которых сразу станут богатыми и счастливыми.

И эти ожидания, и незнание того, что на самом деле происходит в школе, приводят к неадекватным оценкам. А отсюда возникают разные слухи и мнения.

Рейтинговые исследования тоже не могут на 100% дать объективную картину положения школы в образовательном пространстве.

Однако такие высказывания зачастую порождены массой некачественных или коммерческих публикаций, которые к рейтингам имеют мало отношения и формируются в зависимости от популярности.

Настоящие рейтинги составляются на основе массы характеристик разного уровня. К примеру, в Перми рейтинг включает 4 обширных направления: качество образования учащихся, качество работы с финансами, экономическая эффективность и качество развития кадров. В Кирове к этим показателям добавили еще и блоки «здоровье» и «морально-психологический климат». А в Москве, к примеру, при оценке бизнес-школ, помимо основных показателей, учитывают также уровень и динамику роста заработной платы выпускников.

Особенность нашего исследования будет заключаться в его динамике. На первых порах придется уточнить основную статичную информацию, а дальше уже вносить данные, которые могут меняться вплоть до ежедневного режима.

Какая-то информация будет закрытой для общего пользования. К примеру, пункты, связанные с безопасностью, антитеррористическими мерами, графиками дежурств.

Возможно, экономическая составляющая тоже на первых порах будет скрыта и опубликуется только по желанию самой школы.

Правонарушения среди учеников не будут оглашаться пофамильно, чтобы не ставить клеймо на судьбе человека. Жизнь показывает, что самые «оторванные» вырастают самыми успешными людьми.

Кроме того, в зависимости от набора критериев, которые мы заложим в рейтинг, можно спрогнозировать, в каких направлениях начнут развиваться школы, чтобы поднять свой результат. Мы можем менять эти критерии и в процессе. Таким образом, рейтинг – это еще и форма управления системой образования, форма развития этой системы.

В будущем, возможно, появится и система поддержки лучших школ в виде дополнительных льгот и финансовых преференций.

Планируется, что вся система будет работать в электронном виде, в том числе через он-лайн связь с педагогами, родителями и учениками. И все полученные данные тоже будет обрабатывать компьютер. Возможно, это исключит различные подтасовки и коммерческие подкупы.

Программа так устроена, если кто-то в одном месте соврет, это обязательно высветится в другом пункте.

Когда появляется стабильность в рейтинге, это тоже сразу вызывает подозрение. Для управления ситуацией есть возможность сменить критерии рейтингов.

Хотя, чтобы удержаться на вершине рейтинга, думаю, школы будут пытаться использовать разные варианты. Но особенность нашего подхода в системности. И если даже кто-то каким-то образом сможет договориться и прорваться, остальные участники поймут, на чем основаны их показатели.

И в следующий раз договориться будет уже невозможно. Или же это должен возникнуть такой сговор между всеми школами!

Все же в нашем понимании система рейтинга, наоборот, будет способствовать открытости школы.

Пока это социальная система. Но со временем она станет социально-экономической, и подобные системы оценок перейдут и в другие области, в том числе и в бизнес. Тогда красивыми словами уже никого не обманешь.

К примеру, вместо того, чтобы содержать армию разведчиков, которые будут бегать и выяснять, что происходит у конкурентов, стоит всего лишь посмотреть по рейтингу, где находится та или иная фирма, насколько она открыта и успешна.

По всему миру работает масса агентств, которые даже страны расставляют по рейтинговой лестнице, от которой зависят в том числе и финансовые вложения. По сути, это огромный экономический механизм».

Очень ценные и правильные мысли и идеи. И остается только пожалеть, что они не были реализованы 4 года назад.

 

P.S. Тогда же, в 2010 г., нами были в Интернете проведены опросы на темы «10 лучших школ Пензы» и «Отвозите ли вы своих детей в школу?» Опросы были связаны с проблемой автомобильных пробок в городе.

Типичная картина того времени – чем престижнее школа, тем больше возле нее по утрам паркуется иномарок: очень многие родители привозят детей на уроки на авто. Сейчас эта проблема частично снята, поскольку теперь дети обязаны учиться в близлежащих школах. Но только частично, и не везде. Например, вблизи 1 и 6 гимназий вообще мало жилых домов, поэтому и возят детишек с других концов города.

Еще интереснее ситуация складывается в 4-х угольнике между улицами Пушкина, Плеханова, Суворова и Кулакова. Здесь имеются 2 школы – старая и когда-то престижная школа №24 и ныне более престижный лицей №2, где вполне хватало мест детям близлежащих 5-и и 9-и этажек. Но теперь над этими старыми 5-ю и 9-ю этажками «нависают» новые суперэлитные 16-и этажки. И есть серьезные основания предполагать, что своих детей «элита» из новых домов будет стараться устроить в лицей, а не в школу. И неизбежный конфликт между школами и родителями не за горами. При этом, вполне возможно, что качественный разрыв между школой и лицеем не столь уж и значителен, возможно, что разрыва вообще нет, но выяснить это можно только при наличии рейтинга школ.

В принципе, устроить ребенка в престижную школу можно. И иномарок, кстати, вокруг них не слишком поубавилось. Важно другое – расслоение общества налицо. Это объективная реальность, это может не нравиться, этим можно сколь угодно возмущаться, но с этим нельзя не считаться. И поэтому есть предположение, что 1-2 школы из вершины будущего рейтинга могут перейти в категорию частных.

И, наверное, это будет правильно.

Во всяком случае – честнее.

Павел Арзамасцев

 

*Цитируется по газете «Улица Московская» от 12 марта 2010 г.

 
  
 Утром у 13 гимназии                                                             Автомобили, автомобили, буквально все заполонили…
Comments