«Прекратить за непричастностью…»

24.06.2014

 

Спустя более полтора лет нахождения под следствием и на скамье подсудимых пензенский коммунист Илья Селиванов, обвиняемый в двух особо тяжких преступлениях, был окончательно выведен из нашумевшего уголовного дела. Несмотря на то, что постановление о прекращении уголовного преследования в отношении Ильи датировано 18-м апреля 2014 года, долгожданный документ он получил только на днях.

Кратко еще раз напомним предысторию событий.

 

11 августа 2012 года перед самым началом партконференции по выдвижению кандидатов Селиванов был задержан оперативными работниками Управления ФСКН в здании обкома КПРФ. Примечательно, что ранее он не получал никаких повесток, да и выглядело все это весьма странно.

Как далее выяснилось, само дело изначально было состряпано по самым скверным рецептам: не проведя очных ставок и ни одного опознания, обыски у него также не проводили, наркотики не находили, присутствует много неустранимых сомнений. Тем не менее, Селиванову было предъявлено обвинение в организации преступного сообщества (ч. 1 ст. 210 УК РФ) и избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде, что бывает в России достаточно редко.

Илья Селиванов изначально заявил о своей непричастности к вменяемым преступлениям, а дело считал сфабрикованным по политическим мотивам.

По мнению первого секретаря обкома КПРФ Георгия Камнева, у следствия была масса времени собрать все необходимые материалы по этому делу, но по каким-то причинам расследование топчется на месте. «В то же время мы не исключаем и возможность провокации. В любом случае мы заинтересованы в расследовании, и все сделаем, чтобы это расследование было полноценным. Мы возьмем данную ситуацию под свой контроль в части соблюдения процессуального и материального права. Все должно быть расследовано во всех деталях. Я надеюсь, что следствие разберется и суд примет справедливое и не ангажированное решение», подчеркнул лидер пензенских коммунистов.

Судебный процесс начался в мае 2013 года. Дело рассматривалось в Пензенском областном суде. По нему проходили еще 16 человек, часть из которых привозили в автозаках из следственного изолятора.

В ходе судебного разбирательства судом было вынесено частное постановление в адрес следственного органа Управления ФСКН России по допущенному следствием нарушению Закона о статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Госдумы, поскольку в деле отсутствовало уведомление депутата Госдумы России Симагина В.А., чьим помощником являлся коммунист Селиванов. Вдобавок к этому назначена прокурорская проверка по недопустимым методам сбора доказательств при расследовании уголовного дела.

15 августа 2013 года судья Вячеслав Судариков поставил вопрос об имеющихся в обвинительном заключении противоречиях и грубых несоответствиях. В частности, судья перечислил более 15 найденных им противоречий, среди которых: появление Селиванова в сообществе и его функции в нем (неизвестно, чем конкретно он занимался), не указаны конкретное время и место совершения преступления. Более того, судья обратил внимание на нарушение следствием ст. 220 УПК РФ. Следователь внес свои выводы и суждения в показания ряда свидетелей обвинения, указывая тем самым на определенных лиц в деле.

Суд вернул уголовное дело прокурору в порядке ст. 237 УПК РФ, посчитав, что рассматривать дело по существу невозможно ввиду неопределенности обвинения.

25 сентября 2013 года коллегия судей Пензенского областного суда, рассмотрев апелляционное представление заместителя областного прокурора Ивана Грибова, признала возврат «дела Селиванова» обоснованным. Случай довольно-таки редчайший для нашей Фемиды.

Репутация прокуратуры была испорчена, принимая во внимания тот факт, что обвинительное заключение подписывал заместитель генерального прокурора России Виктор Гринь, специализирующийся на «политических делах». Вспомним, что Гринь направлял в суды дела в отношении оппозиционеров Сергея Удальцова, Леонида Развозжаева и Владимира Квачкова. Кроме того, Виктор Гринь поспособствовал закрытию общественной организации «Армия воли народа», лидером которой является российский публицист Юрий Мухин.

Эпопея по уголовному делу в отношении члена КПРФ Ильи Селиванова неожиданно продолжилась 20 декабря 2013 года, когда следователь по особо важным делам Управления ФСКН России по Пензенской области Михаил Яшин предъявил Селиванову в присутствии адвоката обвинение второй раз.

В новом тексте обвинения Илья Селиванов значился членом организованной преступной группы, действовавшим под руководством Анфиногенова и Архипова. Первоначально Селиванов фигурировал как один из руководителей организованного преступного сообщества, но, как и ожидалось, 210-я статья УК РФ была исключена при возврате дела.

Вновь предъявленное обвинение выглядело еще более абсурдным, чем предыдущее. При этом следователь Яшин ссылался на фонограмму от 06 декабря 2010 года, на которой якобы присутствует голос Селиванова. Защитник Дмитрий Беляев ходатайствовал о прослушивании данной фонограммы, однако следователь письменно отказал ее предоставлять, что вызывает определенные сомнения в ее достоверности и допустимости.

Благодаря настойчивости Ильи Селиванова и усилиям адвоката Дмитрия Беляева новое обвинение рассыпалось в прах. И обнаружились новые неприглядные факты в работе следователей ФСКН.

4 апреля 2014 года следователь Яшин передал уголовное дело в прокуратуру Октябрьского района г. Пензы для утверждения обвинительного заключения, но уже 10 апреля оно было возвращено для производства дополнительного расследования.

18 апреля уголовное преследование в отношении коммуниста Селиванова в полном объеме было прекращено по п. 1 ч. 1 ст. 27 УПК РФ – «непричастность подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления».

Согласно постановлению о прекращении уголовного преследования, в отношении Ильи Селиванова отсутствуют какие-либо объективные доказательства его причастности к совершенным преступлениям.

Илья Селиванов намерен воспользоваться правом на реабилитацию и на опровержение высказываний следователя УФСКН Михаила Яшина в средствах массовой информации.

Сейчас очевидно, что доброе имя Ильи будет восстановлено, и, скорее всего, он получит по суду возмещения ущерба за перенесенные им унижения на допросах, страдания и незаконные приводы. Можно бы и порадоваться, но только горькая эта радость.

 

Павел Барабанщиков

Comments